Дима Костяев — это воспитанник самарского футбола, обыденный парень со двора. Прожив всю жизнь на окраине и особо не имея обыденных футбольных аспект в юности, он смог заиграть на проф уровне. При всем этом он один из немногих, кому удалось прочуять все уровни российского футбола: от РФПЛ до любителей. Выступал обычно на позиции центрального полузащитника, отлично видел поле, имел первую передачу и наилучшую технику. По собственному решению решил окончить профессиональную карьеру в 20 6 лет. Сейчас живет обычной жизнью у себя в Самаре, играет на любительском уровне.

* Данная статья носит только ознакомительный характер.

Дмитрий Костяев

Родился 13 декабря 1989 года в городке Куйбышеве (СССР).

Позиция: полузащитник.

Футбольная карьера:

2006–2008 — «Юнит» (Самара) — ПФЛ «Урал-Поволжье»

2009–2011 — «Крылья Советов» (Самара) — РФПЛ

2011–2012 — «Сергиевск» — 3-ий дивизион

2012–2013 — «Сызрань-2003» (Сызрань) — ПФЛ «Урал-Поволжье»

2014–2016 — «Сергиевск» — 3-ий дивизион

— Пиком в твоей карьере можно считать твой матч за «Крылья Советов» против «Локомотива» в Черкизове в 2010 году. Расскажи, какие мемуары остались от той игры и от дебюта в РФПЛ в целом?

— За день до игры я сыграл тайм за дубль, и в перерыве матча ко мне подошли тренеры и произнесли готовиться к завтрашней игре за базу. На следующей день главный тренер Юрий Фарзунович (Газзаев. — Д. В.) в личной беседе объяснил, где я буду играть и что от меня требуется. Оказалось, что я буду исполнять левого защитника, хотя это совсем не моя позиция (улыбается). Вообще, кто не знает, тогда в «Крыльях» были грозные валютные задачки, и не 1-го меня подтянули играть за основной состав. По факту играть просто больше было некому.

— Очень трясло перед матчем?

— Нет, был вообще спокоен.

— Кто играл против тебя тогда на фланге?

— Тогда у «Локо» был вообще хороший состав: Сычев, Тарасов, Алиев, Майкон, Кузьмин. Отыграл я тогда отлично; правда, может, тогда так казалось. Не пожарил, отбирал мячи, головой даже пару единоборств выиграл, хотя это вообще не мое (смеется). Помню, на первых минутах матча был жесткий стык и мне кто-то у…бал в спину. Я слету вскипел, завелся, вожделел напихать, поворачиваюсь — а там Димка Сычев (смеется). Я, естественно, ничего не произнес ему из уважения. Вроде не так издавна по телеку на него смотрел, а на данный момент он в спину тебе бьет.

— Как сыграли в конечном итоге в том матче?

— Проиграли тогда 0:3: два гола пропустили с пенальти и один — со штрафного, как раз Алиев забил.

— Почему не удалось закрепиться после той игры в составе?

— Да я вообще не думаю, что на меня рассчитывали. Просто, повторюсь, играть было некому. Даже отыграв отлично, я не думал, что Газзаев после игры разглядит во мне Жорди Альбу (улыбается). Вообще все случилось быстро и спонтанно. Мы были в обойме пару игр, и, как сняли запрет на регистрацию новых игроков, нас слету отодвинули на 2-ой план. Естественно, мы продолжали тренироваться за базу и даже сидели в заявке на матчах, но чтобы играть — такого уже не было.

— Кому-то из вашей компании удалось закрепиться в базе?

— Да, Ибре Цаллагову. Он как дебютировал в матче с «Зенитом», так и стал считаться игроком базы. Вообще с его дебютом тоже есть забавная история. За день до игры Ибра вызнал, что будет выходить в составе, и стал очень волноваться. В итоге ночью он так крутился во сне, что упал с кровати и у…бался головой о тумбочку. Днем на следующий день он пришел на завтрак с распухшим лицом, в особенности в районе носа. Мужчины из команды были в шоке, слету начали подъ…бывать его Аватаром (смеется).

— Кто в команде тогда больше всех подъ…бывал других?

— Да все. Это все равно было по-доброму, обыденное явление во всех не нехороших коллективах.

— Тогда самое оригинальное?

— Олег Иванов постоянно говорил Жеке Савину: «Гроза пустых ворот».

— Я знаю, что во всех командах тебя называли Точилой. Откуда вообщем взялось это прозвище? Ни один из наших общих знакомых этого не знает.

— О, в конце концов! На данный момент люди узнают, как это случилось (смеется). Во времена, когда мне было семнадцать–восемнадцать лет, все мне говорили, что я похож на Каряку. Были у нас сходства во внешности, и постоянно меня называли: «Каря, Каря, Каря…» С этим прозвищем я пришел в «Юнит». Был у нас в команде юморист — мой друг Артем Федулов. И на одной из занятий он говорит: «Да какой он Каряка, он Точилин!» У меня был рыжеватый цвет волос, но не такой, как у Александра Точилина. Вся команда посмеялась, и в итоге сходу на тренировке стали называть меня: «Точила! Точила!..» Ну, так и прицепилось ко мне. При всем этом не принципно, куда переходил, — уже все знали, как меня зовут (улыбается).

С кем-то из того состава «Крыльев Советов» поддерживаешь связь?

— Если честно, нет. Как-то так вышло, даже не знаю почему. Кто-то закончил, с кем-то растерял контакты. Можно сказать: все разошлись своей дорогой.

Давай начнем тогда с самого начала твоей карьеры. Ты вырос на окраине Самары, на Мехзаводе. Все-же это бедноватый район, и полей я там не напоминаю, не считая убитого «Салюта».

— Практически, на нем я и провел свое детство и юность. Ничего особенного припомнить не могу: с 7 лет пришел и начал заниматься футболом. Какого-то тренировочного процесса не было: тренер кидал мяч, и мы рубились. Если какое-то вдохновение на него находило или настроение появлялось, мог какие-то фишки поставить, могли и по воротам побить. Все свободное время я проводил на поле, после занятий всегда играл во дворе. Не скажу, что спортивная секция дала мне что-то особенное; резвее, дворовый футбол помог мне реализоваться. Самоучка я (улыбается).

Твоей первой командой стал самарский «Юнит». Как ты туда попал?

— Я в тот момент играл за городскую команду «Локомотив», как и большая часть ребят из сборной города моего возраста. И так совпало, что решили сделать команду в ПФЛ как раз на базе нашего клуба. Управление было общее, ну и тренеры тоже. Я был тогда в выпускной группе, и меня стали привлекать на тренировки за мужскую основную команду. Кстати, параллельно меня просматривали в дубле «Крыльев Советов». В итоге, когда пришло время ехать на сборы, с дублем меня не взяли, — произнесли: «Пока рановато, но мы на тебя рассчитываем». После этого я и принял решение подписать контракт с «Юнитом».

Так ты оказался в проф футболе.

— Да, я попал в ПФЛ. Поначалу просто тренировался, позднее начал попадать в заявку. Со временем начал выходить на замену и позднее уже стал игроком базы. Кстати, был даже вице-капитаном, несмотря на то, что в команде было много «стариков». В итоге я провел три сезона, два полноценных, после чего команда развалилась из-за валютных заморочек.

Тяжело ли для тебя дался исходный период в мужском футболе?

— Естественно, поначалу было тяжело. Совсем другой уровень и сам футбол. Слету было видно: много борьбы, потому что все бьются за премиальные, потому что зарплаты были очень маленькие. К тому же мне тогда было шестнадцать лет, поэтому было тяжеловато. Ранее я вообще даже в голове не представлял футбол как способ заработка, поэтому было тяжело чисто психологически к этому привыкнуть. Я играл, потому что нравилось, а, оказалось, еще бывают и зарплаты, и премиальные (улыбается). Естественно, прошел через все, через что проходят молодые игроки: носил мячи, манишки, мячи, воду, доктору что-то помогал носить. «Пихали» обычно тренеры, потому что молодым проще что-то высказывать: они тебе вряд ли ответят, в отличие от «стариков». Коллектив тогда был хороший; у нас было много юношей, поигравших на высоком уровне.

Ветеранам отвечал обычно на «пихачи»?

— Бывало по-разному. Мы с другом моего возраста в один прекрасный момент зарубились в раздевалке со «стариками», — не помню, по какому поводу. Обычно мы молчали в таких ситуациях, а тут начали отвечать, и началась перепалка слово за слово, что вылилось в грозный конфликт. В итоге они решили на тренировке нас «поймать» (играть жестко в подкатах и соединениях во всех моментах. — Д. В.). К тому же так совпало, что поделили по командам так, что играли молодые против «стариков». Они гонялись за нами всю тренировку, катились, прыгали, но не могли сломать. В итоге в конце занятия мой друг принимает мяч, и на него несутся двое ветеранов с шальными глазами. Каким-то чудом он прокидывает мяч меж ними, и они влетают лбами друг в друга. У 1-го вылетело два зуба, второму зашивали бровь. После этого варианта я сообразил, что в предстоящем в таких ситуациях лучше молчать в спорах со старшими (улыбается).

Вспомни самое необыкновенное, с чем ты столкнулся за 1-ые три сезона во 2-ой лиге.

— На самом деле есть одна история, которая просто похожа на фантастику. Это был последний сезон в «Юните», когда команда начала разваливаться. Много «стариков» ушло, и мы доигрывали чемпионат молодежью. Нам предстоял спаренный выезд в Тюмень и Челябинск. На улице тогда было лето, жара, и вот мы должны были выезжать в Тюмень на автобусе. Средств на тот момент мы не видели уже месяца четыре, вообще ни копейки. И у нашего тренера созрела идея. Он собрал команду и говорит: «На улице не нехорошая погода. Может, мы возьмем с собой палатки, удочки и поживем где-то у озера? А средства, которые выделили на проживание в гостинице и на питание, мы просто поделим меж собой».

— И что вы ответили?

— Почему бы и нет? (Смеется.)  В итоге все единогласно согласились, потому что на человека выходило примерно по семь тысяч. В итоге мы приезжаем на игру в Тюмень, проигрываем 0:8 и после игры по пути в Челябинск находим не нехорошее место у озера. Мы разбили палатки и реально жили там два дня меж играми. Спали кто где: кто-то в автобусе, кто-то в палатках. Стоит отметить, что нам слету раздали эти средства. В итоге мы провели всей командой два дня на природе. Правда, в 1-ый день один из водителей случаем чуть не сжег одну из палаток (смеется), но в целом все это время на природе было крутым. После этих сумасшедших дней мы проиграли в Челябинске всего 1:3 и поехали домой. Сейчас, естественно, вспоминаю эту поездку как полный пизд…ц. Считай, чтобы привести домой хоть какие-то средства, нам пришлось жить в палатках и варить себе уху на костре, играя при всем этом в проф команде.

Да, это полная жесть. Еще что-то приходит на мозг?

— Да, были еще истории. Тренер у нас тогда был очень суеверным. Очень. Перед игрой, например, программка к матчу у него должна была лежать всегда в определенном месте в раздевалке. Одежда тоже всегда была определенного цвета. И вот мы как-то проигрываем, и он решает сделать замену. Тренер постоянно стоял в кепке, и в момент замены он ее перевернул козырьком назад. В итоге парень, вышедший на поле, сравнял счет на последней минуте. Наш коуч пошевелил мозгами, что это знак (смеется): он запомнил минуту, на которой он его выпустил, и сделал все так же один в один в следующей игре, включая прием с кепкой. Что ты думаешь? Он опять забил, и мы к тому же выиграли! В итоге тренер еще три игры делал то же самое, — при всем этом не принципно, какой счет был или ситуация в матче. По этим же суевериям мы, например, пол-лета играли в жару в черной форме с длинными рукавами, которая предназначалась для зимних игр, потому что он считал ее фартовой. Люди со стороны тогда ох…евали над нами, если честно (смеется).

Из ПФЛ ты попал в «Крылья Советов». Тебя увидели по тем играм, что ты играл за «Юнит»?

— Да, на играх постоянно были тренеры молодежки «Крыльев», и они следили за местными парнями с команды. В итоге мне предложили контракт, но я долго думал перед тем, как его подписать. Все-таки сначала меня туда не взяли, и были мысли дальше играть по 2-ой лиге. Но в итоге главным фактором стало то, что не хотелось уезжать никуда из Самары.

В конечном итоге у тебя вышло дебютировать в премьер-лиге при Газзаеве, но позже ты начал снова играть за дубль. Как у тебя вышло возвратиться в базу уже при Тарханове?

— Вообще в конце того сезона уже начались дискуссии, что я уже стар для дубля, и была неопределенность насчет моего будущего. Я думал, что со мной уже точно не продлят контракт, но в один момент поменялся главный тренер. Пришел Тарханов, и я получил свой шанс. В итоге при Федорыче я сыграл против «Терека» и вообще был всегда в обойме.

Какая у тебя была заработная плата в «Крыльях»?

— Так как я пришел из 2-ой лиги, мне сделали неплохой оклад — в районе одной тысячи баксов, но все равно это был контракт игрока молодежки. Вот уже когда пришел Тарханов, тогда предложили очень солидные средства. В месяц у меня выходило около 5 тысяч баксов. Это, естественно, маленькой заработок по меркам премьер-лиги, но я все равно был очень доволен.

После «Крыльев Советов» ты оказался в КФК. Растолкуй, как такое вообщем может быть? Ты был в премьер-лиге. Неуж-то не было не плохих вариантов в ФНЛ, либо хотя бы по 2-ой?

— Вообще все попортили травмы. Самое жесткое, что на последней тренировке финального сбора перед сезоном я сломал руку. После этого мне произнесли набирать форму, тренируясь за дубль, и в первой же игре, как я восстановился, я опять упал на эту же руку, и ее пришлось снова оперировать. Короче, полная жесть. И уже после этого, когда я вроде бы оправился 2-ой раз, в команде сменился тренер. Пришел Кобелев, и управление мне произнесло, что больше не нуждается в моих услугах. Для дубля я был уже старый, и мне произнесли идти тренироваться с третьей командой. В этот период нарисовался некоторый непонятный агент и смог мне устроить просмотр в «Горняк» (Учалы). Там я прошел целые сборы, и вроде все было отлично, но почему-то управление команды решило не подписывать со мной контракт. И тогда уже до конца трансферного окна оставалась неделя, и вариантов, не считая КФК, уже не было. Тем более «Сергиевск» (футбольный клуб из одноименного села в Самарской области. — Д. В.) был недалеко от дома, и там платили обыденные средства.

Я слышал, у вас там была очень не плохая команда. По условиям и деньгам все было равносильно ПФЛ.

— Так и было. У нас собрался очень хороший и сильный коллектив, плюс все ребята были из Самарской области. Жили в новой гостинице, было не нехорошее питание и отличные условия для занятий. Кстати, мы даже на сборы в Турцию ездили. Команда КФК — и сборы за границей (улыбается).

А заработная плата какая была у тебя в «Сергиевске»?

— Всегда по-разному; в основном заработок строился на премиальных. Вообще у нас была еб…нутая система по выплатам. Не было никаких банковских карт, мы получали все наличными. Мы приходили в кабинет к главному тренеру, он доставал большой старенькый калькулятор и начинал вспоминать прошедший месяц: сколько ты игр сыграл, как сыграл, сколько забил, отдал передач и тому похожее. На базе этого составлялась твоя зарплата. В итоге всегда выходила примерно одна и та же сумма — в районе сорока тысяч рублей. Бывало, слету мужчины начинали спорить, говорить: «Вот тут я забивал, вы не сказали… Вот тут отлично сыграл…» — и т.д.. На что тренер говорил: «Хорошо, давай пересчитаем». Он опять брал калькулятор, начинал пересчитывать уже с другими цифрами, и в итоге все равно выходило 40 (смеется). Его было нереально одурачить или сделать так, чтобы вышло больше обыденного.

Какие-то суровые отличия ощутил после перехода из премьер-лиги в КФК?

— В отношении, поначалу. Бывало, часто люди просто не приходили на тренировки: говорили, что что-то болит, или просто отключали телефоны. Помню, на одном выезде 5 человек решили пойти на пляж вместо предыгровой тренировки, потому что была не плохая погода. В итоге мы все равно выиграли 2:1. Тренер устроил какое-то собрание, начал говорить, что если такое повторится, то будет выгонять из команды. Но, естественно, ничего не поменялось.

После Сергиевска ты поиграл еще два сезона в Сызрани в зоне «Урал-Поволжье» и окончил играть на проф уровне. Почему ты принял такое решение?

— Не было желания и мотивации играть на таком уровне. Продолжать было тупо: можно было помучиться еще год-два за мелкие средства, но уезжать далеко ради этого не хотелось. Я всегда вожделел играть в обыденный футбол на хорошем уровне и получать от него удовольствие, и я сообразил, что во 2-ой лиге я этого не получу. Всем важен результат, на качество игры фактически никто не обращает внимание. Плюс я уже был не молодой, хотелось некоторый стабильности. Поэтому, когда встал выбор, я решил окончить. Естественно, были очень крутые моменты за период всей карьеры: я поездил по различным городам Рф, побывал за рубежом, обрел много друзей, при всем этом по всей стране. Но о том, что принял такое решение, не жалею до сих пор.

Так и чем ты занимаешься на данный момент?

— Живу обычной жизнью, работаю на оборонном предприятии. В свободное время вечерами всегда играю в футбол: участвую в различных дворовых лигах, играю в мини-футбол. Футбол у меня всегда остается в крови; думаю, сама страсть к игре никогда не угаснет. Мне кажется, я буду играть лет до восьмидесяти (улыбается).

Для тебя удалось за свою карьеру сыграть как в РФПЛ, так и в ПФЛ. Существует мировоззрение посреди футболистов, что в премьер-лиге играть намного легче, так как больше самого футбола: партнеры открываются, больше работы с мячом, меньше беготни и тому схожее. Ты согласен с этой точкой зрения?

— В том плане, как я понимаю футбол, то да — в премьер-лиге легче. Если ты обучен и обладаешь техническими возможностями, то с более квалифицированными партнерами тебе будет легче играть. Единственное, естественно, что скорости намного выше. Мне, например, было намного приятнее и легче в тех же «Крыльях». Под тебя постоянно подстраиваются, есть два-три предложения для передачи. И партнеры в основном не боятся получить мяч, не боятся играть в футбол, как это бывает во многих командах той же ПФЛ. Во 2-ой лиге в целом такая идеология: тренеры требуют играть проще, ничего не сочинять. Лучше играть в длинную передачу, а там — борьба за подбор. Поначалу всех беспокоит результат, как ты будешь выигрывать — это не так принципно.

О кое-чем жалеешь, оглядываясь на свою футбольную карьеру?

— У меня остался только неприятный осадок от того периода, когда я уходил из «Крыльев». Было три операции, и мне даже не дали возможности нормально восстановиться. Если бы управление пошло мне навстречу, я бы поиграл за дубль и позднее получил бы шанс остаться в команде. А так, произнесли, что я не нужен и чтобы я находил себе новейшую команду. Считаю, что тогда у меня была возможность зацепиться и дальше играть в премьер-лиге, или хотя бы после восстановления нашел бы себе нормальную команду.

Фото: официальный сайт ПФК «Крылья Советов»

Если ты футболист — и у тебя есть реально крутые истории из твоей карьеры, и ты хочешь о их рассказать, пиши в Direct в мой Instagram: @vikhrdenny.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *